ОНФ И ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Общероссийский народный фронт – структура не такая уж молодая, но активно внедряться во все сферы гражданской активности начала всего год-полтора назад. Для этого Фронт старался отпочковаться от породившей его партии, имеющей в обществе весьма неоднозначную репутацию, и, самое главное, получить целевую установку руководителя на реальную борьбу с коррупцией, которая в той самой партии цвела пышным цветом. Задача подсказана самой жизнью: каждому понятно, что чиновничество как главный инструмент в руках власти по управлению страной и обществом является одновременно и главным создателем, и хранителем коррупционных схем и интересов. И бороться с собственной кормушкой всерьез не станет никогда и ни за что.

IMGP6838

В природоохранной сфере Фронт реально активизировался год назад с созданием Центра общественного мониторинга (ЦОМ) по экологии и защите леса и его подразделений в главных лесных регионах России. Признаемся, что среди ветеранов экологического движения структура была встречена настороженно. Одной из главных причин такого недоверия была и остается абсурдная прокурорско-судебная кампания по удушению экологических организаций под лозунгом борьбы с «иностранными агентами». Главный парадокс тут заключается в том, что инициирована кампания была путем внесения поправок в закон о некоммерческих организациях, которые (поправки) одобрены самим руководителем ОНФ. И до сих пор среди активистов ЦОМ, которых Фронт вовлек в свою работу, действуют люди, публично объявленные «иностранными агентами» и подпадающие под это определение согласно указанному закону. В российском общественном сознании это абсолютно идентично понятию «шпион», а в словарях определяется как «субъект права, исполняющий чьи-то поручения», в сочетании с «иностранный» – поручения иностранных держав.

Фото Марины Разумовой

Фото Марины Разумовой

То есть, если пытаться тупо исполнить букву одиозного закона, ОНФ должен быть немедленно наделен этим впечатляющим клеймом, вместе со своим уважаемым руководителем и, например, с одной НКО, которую признали ино-агентом из-за получения материальной поддержки от РПЦ. Если это кому-то покажется смешным, поистине тут смех сквозь слезы. По крайней мере региональные прокуратуры, суды и подразделения Минюста по всей великой стране, бросив очень неприятную борьбу с коррупцией внутри самих себя, с большой серьезностью и охотой включились в поиски запретной политической деятельности в делах экологов, живущих на гранты благотворительных фондов. Убежденные, что к политике можно допускать только облеченных властью коррупционеров, а дело экологов – подметать и охранять бабочек, прокуроры как-то не заметили, что объекты их поиска, потенциальные шпионы, уже активно работают в ОНФ – команде самого Президента, и вот-вот начнут выводить на чистую воду самих нечистых на руку правоохранителей.

Фото Марины Разумовой

Фото Марины Разумовой

В общем, все смешалось в нашем доме, где одним оказалось можно иметь виллы и учить детей за рубежом, а другим – нельзя за гранты благотворителей исполнять поручение Президента по борьбе с коррупцией и беззаконием. ОНФ же тем временем, как бы не замечая этих забавных коллизий, быстро набирает силу, впитывая в себя бесценную энергию реальных патриотов, без которых все равно никакого развития, ни инвестиционного, ни опережающего, ни креативного не получается – одно воровство. Да и патриоты-граждане поняли, что эту структуру, в отличие от назойливых НКО, разномастные жулики при власти реально побаиваются, слушают и даже порой начинают исполнять свою работу, от чего давно отвыкли.

IMGP6607

Вот в такой атмосфере и была собрана в Иркутске масштабная конференция Центра общественного мониторинга по экологии и защите леса Дальнего Востока и Сибири, куда из нашей приморской группы нас отправилось трое. Организована конференция была в целом четко и по-деловому, успев за один день сформулировать и собрать внушительный пакет задач в области защиты лесов и Байкальской территории от множества естественных, рукотворных, экономических и геополитических угроз. В том числе с использованием телемоста с Бурятией и Хабаровском.

В то же время главная задача Иркутского мероприятия – защита Байкала как объекта Всемирного природного наследия – отошла на второй план под натиском чиновных и научных авторитетов, вставших на защиту прежде всего интересов гидроэнергетики, в том числе Монгольской. Вновь всплыло на поверхность дискуссий острое противостояние Иркутской области, получающей от Байкала дешевую энергию, и Бурятии, для которой священное море – незаменимая и невосполнимая жизненная среда. А еще точнее – между ведомствами, которым выгодно рассматривать Байкал как регулируемое водохранилище, и людьми во всем мире, которые понимают непреходящую ценность этой уникальной экосистемы. Как отметил ведущий сессии «фронтовик» из Бурятии Владимир Кириллов на пленарном заседании, все водопользование на байкальской территории сегодня остается вне закона, потому что здесь до сих пор не существует легитимных Правил использования водных ресурсов (ПИВР), требуемых по Водному кодексу. И водоем мирового значения со всей уникальной экосистемой используется как регулируемый технологический резервуар Иркутской ГЭС. Но, по убеждению независимых экспертов, это была лишь фраза для СМИ: на деле дискуссия свелась к примитивному оправданию любых действий Иркутской ГЭС, на деле, как сказано выше, расположенных вне правового поля и принципов ЮНЕСКО для объекта Всемирного Наследия.

Набор проблем вокруг Байкала сегодня зашкаливает – пик засушливого периода, выгорание лесов и торфяников, взрывное развитие туризма на берегах и водорослей в воде, отсутствие очистных сооружений, падение уровня, отсутствие средств на исследования и ликвидацию накопленного экологического ущерба, активизация гидростроителей в Монголии на главном притоке – Селенге, незаконная застройка ангарской поймы, наконец растущая жадность своих, ангарских гидроэнергетиков. На этом фоне единственная мера, на которую хватает ума у правительства страны – узаконить дальнейшее понижение уровня озера – вызывает объяснимое возмущение у людей, озабоченных прежде всего сохранением всей природной системы. Поэтому организаторы конференции сочли поиск комплексных решений для Байкала достойной ближайшей задачей для Народного фронта.

Как отмечает ведущий эксперт по экологическим проблемам Байкала из Бурятии Сергей Шапхаев, позиция ведущих эту секцию академиков вызывает лишь сожаление. Одни пытаются отменить экологическое зонирование территории, другие просто вводят всех в заблуждение, описывая якобы «полезные» регулирующие функции Иркутской ГЭС. На деле плотина лишь усугубляет экстремально низкие уровни, удерживая водозаборы под водой в нижнем бьефе.

А при паводке – увеличивает сброс и топит прибрежные пойменные поселки чистейшей байкальской водой, которая сегодня дороже нефти и скупать которую в нечувствительных для озера, но крупных для мирового рынка объемах уже готовы китайцы.

IMGP6584

Серия заявлений, инициатив и директив Президента и Правительства, направленных в последние годы на защиту лесных массивов региона от истощительных и нелегальных рубок и катастрофических пожаров, также формирует комплекс практических задач для структуры ОНФ. Сбалансированное управление, мониторинг и использование лесных земель и массивов, особенно малонарушенных, означает для нас прежде всего сохранение традиционной таежной культуры, обеспечение устойчивого климата, стабильной региональной экономики, адекватного территориального планирования и демократического правосознания. Это гарантия стабильности и роста сельского населения, прочно привязанного к своей земле, и транссибирской транспортной инфраструктуры, без которой немыслима Россия от Европы до Тихого океана. В условиях быстрого усиления китайского экономического влияния и интенсивной миграции из Средней Азии дальневосточные и сибирские леса приобретают роль гаранта государственной безопасности в регионе.

При этом последние два десятилетия здесь отмечены развитием совершенно обратных процессов – массовым разорением тайги и таежных сел ради обогащения ориентированного на Китай криминального бизнеса, уничтожением цивилизованных форм учета и мониторинга лесов, укреплением коррупционных схем в лесопользовании и лесном рынке, массовым браконьерством, ослаблением системы предупреждения и борьбы с пожарами. Коррупция мудро подпитывает систему государственного управления и надзора и всеми способами обескровливает институты общественного контроля.

IMGP6856

Поэтому большое внимание на конференции было уделено решению самых острых проблем лесного комплекса – усилению контроля за оборотом древесины, в том числе путем сокращения числа оптовых площадок (в Иркутской области из более 1500!), обеспечению населения дровами на доступных условиях, в том числе путем введения в законодательство понятия «валежник». Уже разрабатывается, по словам министра Сергея Донского, законодательная защита и от другой беды – необоснованного перевода лесных земель в сельскохозяйственные и городские для вырубки и застройки. Жестко была поставлена задача перед главой Рослесхоза Иваном Валентиком об ускорении работ по кадастровому учету лесов и внедрению системы спутникового мониторинга на основе российских аппаратов высокого разрешения.

Фото Марины Разумовой

Иван Валентик, глава Рослесхоза.

Некоммерческие организации, почти 20 лет объединенные в регионе Дальнего Востока и Сибири в Сосновскую природоохранную коалицию и поверившие в ОНФ, формулируют для себя несколько базовых задач. Первая – дать властям России и региона экологические ориентиры для адекватного реагирования на новые глобальные экономические вызовы, такие как Шелковый Путь и Транс-тихоокеанское партнерство (ТТП). Такие ориентиры многократно сформулированы во множестве обращений, которые коалиция регулярно направляет в соответствующие национальные и межправительственные органы. Вторая задача – настаивать на изъятии из законодательства губительного для страны термина «иностранный агент», парализующего и деятельность правоохранительных и судебных органов, и конституционную деятельность гражданского общества, теряющего возможность общественного контроля коррумпированных государственных органов. И третья – развитие, в том числе с помощью и в рамках ОНФ, эффективного диалога власти и общества. Этот диалог должен не отвлекать граждан на муниципальные проблемы, за которые ответственны местные власти, а использовать потенциал народа для борьбы с главной угрозой безопасности страны – коррупцией и нерациональным природопользованием.

Как известно, недавно в Китае был официально открыт первый финансовый институт для обслуживания крупных проектов в рамках Шелкового пути – Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Идет работа по созданию банковской структуры БРИКС, очевидно ведут свою политику по сохранению мирового финансового господства и долларовые институты системы Бреттон Вудс в США. Для нас, экологов, эти процессы диктуют новую глобальную задачу по выработке новой экологической политики для быстро меняющегося финансового мира. Суть ее проста – нельзя инвестировать в проекты, несущие в себе неотвратимую угрозу окружающей среде и местным сообществам, а через это – и всей социально-экономической структуре региона и государства.

К сожалению, наша бюрократия инертна и труслива: несмотря на все призывы лидера ОНФ, она продолжает действовать в интересах олигархов или своих личных, закрываясь спиной от гражданского общества. Для ОНФ возрождение реального общественного контроля и мониторинга может стать главной задачей, как и выдвижение в чиновники наиболее честных и бескорыстных людей из народа вместо наиболее богатых и корыстных, как происходит сейчас. Пора понять, что коррупция – это прежде всего результат отсутствия честной кадровой политики, которую надо строить на профессионализме и совести, а не на деньгах.

Изменить это пока еще могут гражданские активисты, используя возможности ОНФ: эта структура имеет шансы стать зачатком реальных позитивных перемен в обществе.

К сожалению, автору этих строк не удалось выступить на конференции с пакетом своих формулировок в итоговый документ, хотя текст был передан в региональный штаб заранее в нужной форме: что-то в системе не сработало. И в целом Дальний Восток был представлен очень скромно – в выступлениях преобладали москвичи и иркутяне. Но в этом нет большой беды, если четко обоснованные и сформулированные предложения поданы организаторам, что мы и сделали. ОНФ – структура молодая, опыт нарабатывается в процессе и сбои неизбежны. Остается оценить, каким станет итоговый документ и главное – основанные на нем государственные решения.

А.Лебедев

ОО БРОК, Иркутск-Владивосток