Закон о «Лесной амнистии », его влияние на усилия гражданского общества по сохранению ценных городских лесов

ДОКЛАД

Закон о «Лесной амнистии », его влияние на усилия гражданского общества по сохранению ценных городских лесов, и преодолению коррупции при их освоении,  пути минимизации негативных последствий.

Несмотря на возражения трех думских фракций (КПРФ, ЛДПР и “Справедливая Россия” рекомендовали перенести рассмотрение на осень), Государственная Дума приняла и Президент подписал Закон о так называемой “лесной амнистии”. Он предусматривает амнистию (прощение) практически всех пересечений между земельными участками разных категорий, не подразумевающих существования леса, с землями лесного фонда. При этом неважно, возникли эти пересечения из-за некриминальных причин (неточности учета, изменений в законодательстве), или из-за криминальных, мошеннических схем вывода лесных земель из государственной собственности и общего пользования.

Оправданное с точки зрения учета интересов сотен лесных поселков, оказавшихся вне закона после множества поправок к базовым Кодексам,  принятие этого закона приведет к катастрофическим последствиям для окрестностей крупнейших городов России и густонаселенных районов с самой дорогой лесной землей, где чаще всего и действуют чиновники-мошенники. В ближнем Подмосковье это приведет к утрате примерно 24% существующих лесов, и к значительному риску утраты еще 31%. В границах Владивостока это грозит полным и достаточно быстрым уничтожением уникальных девственных кедрово-широколиственных лесов Владивостокского лесничества на площади около 17 тысяч гектаров и старовозрастных лесов Минобороны на площади около 16 тысяч гектаров.

 

С момента утверждения генплана Владивостока в 2008 году началась активная раздача и распродажа этих лесов, в том числе под видом якобы  исполнения социальных поручений Президента, естественно поддержанных  краевой властью. Началась массовая раздача лесных «квартир» сначала своим – депутатам и высшим чиновникам, а затем – молодым и многодет-ным семьям в пригородных лесах, сопровождаемая вырубкой запретных краснокнижных пород и перепродажей участков. Их перепродавали тем, кто способен реально заплатить все откаты и взятки и огородить забором украденные у граждан зоны отдыха.

 

Как выяснилось, заинтересованные лица при власти в процессе перепла-нировки территории города умышленно стерли с нее все федеральные полномочия Владивостокского лесничества, санаторно-курортной зоны и Минобороны. Генеральный план был утвержден до принятия Правил землепользования и застройки (ПЗЗ), хотя закон требует обратной последовательности. При этом не была соблюдена процедура перевода земель из категории гослесфонда и земель обороны в муниципальную, что было возможно лишь постановлением Правительства, согласованным с МПР, МЧС, Минобороны, и другими ведомствами. Таких согласований по Генплану и ПЗЗ никто не проводил.

Тем не менее, Генплан был принят и утвержден решением городской Думы в апреле 2010 года. Вопреки действующему законодательству, Дума включила в жилую зону города лесной фонд I, II категории и особо охраняемые природные территории, являющиеся федеральной собственностью. Предусмотренный ст. 63 Лесного кодекса РФ порядок их перевода в нелесные земли Правительством не осуществлялся. Следовательно, изменение правового статуса участков Владивостокского лесничества на основании ч.3 ст.10 Лесного кодекса противоречит закону.

 

Нарушения не остались не замечены надзорными органами, хотя пресса молчала об их действиях. В феврале 2012 года прокуратура города опротестовала по суду главный планировочный документ мэрии – ПЗЗ, являющийся вместе с картами неотъемлемым приложением к генплану. Суть прокурорских претензий состояла в том, что, внеся изменения в сам генплан, городская Дума не перенесла эти изменения в ПЗЗ и карты зонирования, и они не прошли стадии общественных обсуждений. Тем самым было признано, что лесов в городе как бы нет, и дан старт кампании по незаконной распродаже и раздаче в аренду «нужным» людям городских земель, покрытых защитными и ценными лесами. Под раздачу попали и земли обороны, и рекреационные зоны, защищаемые рядом специальных законов.

В течение 5 лет  природоохранная общественность края, объединившаяся в итоге под эгидой ОНФ, добилась серии судебных решений по отмене неправомочных земельных прав, добилась серьезных кадровых решений власти (арест мэра, снятие с должностей директора земельного Департаме-нта края и начальника военного лесничества) и создания Рабочей группы при Администрации края по радикальной переработке Генплана и ПЗЗ. Од-нако и в рамках Рабочей группы власти края и города пытаются «забыть» о существовании 33 тысяч гектаров леса в городе, внеся в проект генплана всего… 870 гектаров, и те на другой стороне залива, где земли несравнимо дешевле.

 

Требования ОНФ, предъявленные губернатору и всем ответственным органам, об обязательном учете ВСЕХ лесов в черте города именно как лесов на 33 000 га по-прежнему игнорируются, решения по генплану принимает незнакомая с местной спецификой и характером лесов организация «Град» из Омска, по загадочным причинам выигравшая тендер у местного «Приморгражданпроекта». Пока активисты ОНФ ведут борьбу за учет

всех лесов в новом Генплане и ПЗЗ, группа компаний пытается «отбить» у Минобороны очередной ценный участок под застройку в городе, гарантируя проведение лесоустройства и постановку участка на кадастровый учет. Если это им удастся, они могут добиться у Министра обороны перевода  участка в муниципальное управление и быстро оформить аренду или собственность, снова пренебрегая природоохранным и лесным законодательством. Трагедия в том, что после принятия Закона о Лесной амнистии сделать это будет, по традиционной коррупционной схеме, очень легко, а отменить – уже невозможно, даже по суду.

Примечательно, что в Госдуме представители трех фракций высказывали аргументы за снятие законопроекта с рассмотрения, напоминали о думском Регламенте и парламентском контроле, о необходимости антикоррупционной проверки документа. Несмотря на это, закон был принят с нарушением ряда процедур под давлением Правительства и депутатов, очевидно имеющих личный интерес в городских лесах. Он станет причиной наибольшего количества конфликтных ситуаций за всю историю государственного управления лесами после распада СССР. Резкий их рост вероятен уже осенью, когда жители больших городов обнаружат, что значительная доля их традиционных мест отдыха окажется кем-то занятой, огороженной и застраиваемой. И пятилетние усилия президентского ОНФ по борьбе с коррупцией в землепользовании окажутся разом перечеркнуты самим Президентом.

Родник на Карбышева. Ориентир: Днепровская 100. г.Владивосток

Предлагается:

–  Проверить законность процедуры принятия Закона «О лесной амнистии» и его конституционность в части противоречия требованиям природоохранного и лесного законодательства и нарушений конституционных прав граждан на доступ к ресурсам своей территории  и здоровую окружающую среду.

–  Подготовить и принять федеральный закон или иной нормативный акт, отдающий приоритет сохранению защитных лесов на землях любых  категорий согласно лесохозяйственным регламентам при распределении и использовании земельных участков, независимо от степени завершенности процедуры их постановки на кадастровый учет;

–  Отменить назначенные на октябрь с.г. общественные обсуждения Генплана и ПЗЗ Владивостока в связи с не исполненным решением суда и поручением Президента о постановке на учет ВСЕХ лесов города.

–  Безотлагательно реализовать принятые в июле с.г. поправки к Закону об охране окружающей среды, предусматривающие создание Зеленого щита городов, с отнесением к этой категории ВСЕХ лесов Владивостокского лесничества на площади 19 000 гектаров.